Образы, универсальная история, боевик в начале

Журналисты — про текст Ольги Мутовиной «На лодку ложим гроб, садимся, и по шуге плывем»
Журнал «Люди Байкала» выпустил текст Ольги Мутовиной о жизни в бывших шахтерских поселках на севере Иркутской области. Материал также опубликовал проект «Докдрама». Журналисты из других проектов и изданий по нашей просьбе прочитали лонгрид до его выхода и ответили на наши вопросы.
Автор: Михаил Данилович
22 июня 2021 года
В итоге мы выделили сильные и слабые стороны текста. И поспорили о роли медведя в этой истории тоже.

Что удалось

Восстановленные сцены. С одной из них текст начинается. Один из жителей поселка пропал, и соседи собираются у его дома. В руках у людей ружья — скорее всего, пропавшего съел медведь, и животное может находиться в доме. До сих пор в этих местах медведь на человека не нападал. Цитата из текста: «Тем, у кого были кнопочные телефоны, звонили или приходили к ним домой. Гладких набрал номер своего дяди, который жил один на окраине. Тот ответил, что с ним всё в порядке. Потом Игорь взял карабин и пошёл к дому Фадеева. К этому времени все в поселке уже знали, что он один не выходит на связь».

Начало, по мнению Романа Чертовских из издания ТВ2, «цепляет боевиком с медведем». «Живо представляешь картину разрухи в доме одного из персонажей, волнение людей, которые идут проверять, жив ли их сосед», — считает Рома.

Сцена у дома пропавшего мужчины также помогает понять весь текст. Она заканчивается тем, что один из жителей, спустя время, вместе с журналисткой приходит на место событий. Он вспоминает, что тогда делал. И говорит в конце — да, жить в этих местах опасно, но ничего не поделаешь. По большому счету, из одной этой сцены делаешь тот же вывод, что из всего текста — люди живут в опасности, но готовы с этим мириться.

Дальше мы узнаем, что это вообще за поселок, его предысторию и другие примеры жизни здесь — но новых смыслов уже не появляется.

Образы. Они также помогают понять суть истории. Главный образ — медведь. Животное символизирует опасность, рядом с которой приходится жить. По мнению одного из персонажей, медведь олицетворяет и что-то вроде возмездия. «Природа свое берет», — говорит он. Примечательно, что после того, как медведь впервые нападает на человека, люди продолжают жить по-прежнему.

Еще один образ — мужчина, который привел журналистку к дому погибшего. «Он одет в черную куртку, — говорится в тексте, — теплые штаны защитного цвета, на ногах высокие сапоги. Одежда придает невысокому худощавому человеку объема и веса». «Это прямо джеклондовщина, — говорит Роман Чертовских из ТВ2. — У Джека Лондона почти во всех книгах есть образ героя-моряка, охотника или путешественника — простого, но при этом умелого и крутого».

Универсальность повествования. Текст написан так, что позволяет воспринять историю и не жителям Иркутской области, где разворачиваются события. В центре повествования — человек из отрезанного от большой земли места. И живи мы в любом регионе, можем примерить на себя его чувства, страхи и надежды. «В материале узнаваемые всеми пейзажи и быт — будто вся провинциальная, когда-то процветающая, а сейчас полузабытая Россия собралась в одном тексте, — считает Елена Чиркова из газеты „Коммерсант-Башкортостан“. — Узнаваемы и люди, всегда готовые смиренно принять, потерпеть, привыкнуть. Привыкнуть и к тому, что нет дороги, и к тому, что рядом медведи. Узнаваем даже портрет Ленина в кабинете местного главы».

Что вызвало вопросы

Почему так много медведя? Образ медведя сильный и эффективный. Но он привлекает излишнее внимание. Текст не о том, как ловили медведя, а про то, как живут в бывших шахтерских поселках. И не все читатели остаются довольны, когда это понимают. Некоторым хочется продолжения про животное.

Возможно, стоило изменить лид и расставить в нем акценты. Или прямо сказать (в авторском тексте или словами одного из героев), что ситуация с медведем — лишь иллюстрация быта здесь.

Почему так много школы? На еще один перекос обратил внимание Роман Чертовских из ТВ2. Большое внимания уделено тому, как в местных школах учатся и сдают экзамены — в ущерб другим сферам жизни. «Много написано про школьников, но хочется узнать и про другие соцотношения, — говорит Рома. — Как там люди лечатся, например, как помогают друг другу, обмениваются необходимым и так далее».

Напоследок

Читая текст, ты словно смотришь кино с разными сценами. Вот люди осаждают дом, где может сидеть медведь, а потом отмахиваются — мол, всё в порядке вещей. Вот школьница «ползла через наледь в горах», чтобы успеть на экзамен. Вот глава поселения возит жителей по их нуждам — другого транспорта нет. «Понравился прием, когда в том самом месте, где происходили драматичные события, герой вспоминает, как всё было, — добавляет журналистка медиапроекта „Четвертый сектор“ Екатерина Воронова. — Похоже на следственные действия: это лежало там, я вошел оттуда». В последней главке есть диалог. «Кроме деталей и описания быта, которые он дает, он помогает после рассказа об истории поселка перенестись в настоящее время. И вообще, диалоги — это всегда динамика», — продолжает Катя.

«Это универсальный текст, которым можно описать жизнь практически любого поселка в стране — стоит лишь подставить название», — считает Елена Чиркова из «Коммерсанта-Башкортостан». А можно попробовать подставить названия и мегаполисов — мироощущение, переданное в тексте, их жителям тоже может быть близко.
Предложить текст для разбора